С зарплаты 20 тысяч подоходный не брать: профессор КФУ предложил свой рецепт от бедности

44

Искали ответ на вопрос «Как обуздать бедность?» участники вчерашнего заседания телевизионного дискуссионного клуба КФУ. И пришли к выводу, что пути только два: либо богатеть всем вместе, либо отнять и поделить.

РАБОТАЕМ НА ЗАГРАНИЦУ

Для затравки ведущий дискуссионного клуба Юрий Алаев сообщил приглашенным на заседание экспертам, что Росстат уже пятый год подряд фиксирует снижение реальных доходов населения.

- Удар, который был нанесен российской экономике и всем гражданам России в 2014 году, связан не только с прямыми западными санкциями, последовавшими после присоединения Крыма. Но и с ограничением доступа российских компаний к зарубежным инвестициям и иностранным рынкам капитала, - принялся обосновывать статистику доктор экономических наук, профессор КФУ Игорь Кох. - В предшествовавшие годы Россия очень активно наращивала привлечение как прямых, так и портфельных иностранных инвестиций, в том числе за счет кредитов иностранных банков. Причем основная масса этих денег была привлечена не правительством или ЦБ, а именно частными компаниями и частными банками. Закрытие внешних рынков означало, что новых денег извне приходить не будет, но при этом нужно отдавать старые долги.

По словам Коха, за последние 5 лет россияне, главным образом частные компании и банки, отдали долгов примерно на 200 млн долларов.

- То есть это те деньги, которые мы с вами заработали, но которые нами не были потреблены и потрачены, а возвращены иностранным инвесторам, - подчеркнул профессор. - Мы бы не очень это почувствовали, если бы в течение этих пяти лет сохранялся достаточно высокий темп роста экономики, в пределах 4 - 6 процентов в год. Но она нисколько не выросла, то есть не стало того, что можно делить. К тому же в эти пять лет на уровне правительства была поставлена задача реиндустриализации, которую часто называют импортозамещением. То есть задача создать производственные мощности внутри страны для замещения критически важного импорта. На все это нужны были деньги - как государственные, так и частные. И если индустриализация 1930-х годов происходила за счет того, что огромные массы населения, то есть крестьяне, чья продукция экспроприировалась, ухудшили свое финансовое положение, то сейчас все происходит по похожему сценарию. Реиндустриализация идет за наш с вами счет, наше сиюминутное благосостояние принесено в жертву масштабным политико-экономическим задачам. Импортозамещение идет за счет сдерживания роста заработной платы наемных работников, за счет повышения цен. Таким образом, за счет снижения доходов как раз и аккумулируются необходимые средства. Скажем, за модернизацию транспортной инфраструктуры заплатят пассажиры, которым повысят плату за проезд.

НАЛОГИ — НЕ ДЛЯ БЕДНЫХ

Выслушав ученого, другие участники дискуссии – зампредседателя правления ТПП РТ Артур Николаев, фермер Елена Белоглазова и зампредседателя Гильдии малого и среднего предпринимательства Казани Евгений Иосипов – вполне разделили его мнение и взялись предлагать выходы из сложившейся ситуации. 

- Я думаю, надо законодательно закрепить за предпринимателями право передавать свой бизнес по наследству и право сменить профиль деятельности, если по соседству открылось предприятие, реализующее такую же продукцию. И надо наконец заставить чиновников повернуться лицом к малому и среднему бизнесу, - предложил Иосипов, однако вопрос «Как это можно сделать?» поставил его в тупик.

Белоглазова, бизнес которой по переработке молока и мяса достался как раз по наследству от отца - председателя колхоза, считает необходимым для России перенять опыт Евросоюза, где сельхозпроизводители получают солидные дотации от государства. Дескать, если пойти таким путем, то скоро на селе бедных не останется.

Николаев в качестве средства борьбы с бедностью назвал запрет для руководителей назначать себе зарплату, более чем в четыре-шесть раз превышающую зарплату рядового сотрудника.

- Для того, чтобы уменьшить разрыв между самыми богатыми и самыми бедными, многие предлагают ввести прогрессивный подоходный налог. Но мы это уже проходили и у нас это не работает, - вновь включился в дискуссию Игорь Кох. – 25 лет назад, когда в России существовала прогрессивная шкала и минимальная ставка составляла 12%, а максимальная – 40%, средние сборы были на уровне 12,9%. Если уж мы хотим дифференцировать НДФЛ, это надо делать за счет вычетов, а не за счет ставок. Давайте введем единую ставку 20%, но сделаем необлагаемый минимум, скажем, в 20 тысяч рублей. Тот, кто получает такую заплату, вообще не будет платить налог, а тот, кто получает миллион, будет платить 20% вместо нынешних 13%. Это будет реальная дифференциация, тогда у нас действительно не станет бедных.

- Татарстан сейчас принимает участие в пилотном проекте по борьбе с бедностью, согласно которому к 1 декабря 2019 года у нас не должно остаться бедных, имеющих доход ниже прожиточного минимума на члена семьи. По-вашему, это реально? – поинтересовался у доктора экономических наук корреспондент «Вечерней Казани».

- Боюсь, что нет. А вообще есть только два способа повысить уровень жизни малообеспеченных людей. Либо повышать его для всех, но для этого нужно начать всей страной больше зарабатывать, и тогда каждому достанется что-то от общего пирога. Это возможно, если мы обеспечим рост экономики на уровне 5% в год, что трудно и долго. Второй вариант – это перераспределение того, что уже есть. Для этого нужно у кого-то забрать – у предпринимателей, у среднего класса, повысив налоги, ограничив доходы и пр., и отдать тем, кто находится за чертой бедности. Что называется, отнять и поделить. Этот путь эффективный в краткосрочном плане, но в стратегическом – тупиковый.

Источник: www.evening-kazan.ru

Наверх